20 Мая 2020

Выбор дела всей жизни, профессии рано или поздно встаёт перед каждым. В рамках проекта «Космический апрель» юнкоры гимназии № 17 пообщались с Юрием Борисовичем Михайловым, заслуженным ветераном труда, работавшим на НПО «Искра» (входит в структуру Госкорпорации «Роскосмос» и АО «ОРКК»). Он рассказал, как правильно подойти к этому выбору и как сохранить любовь к своему делу.

михайлов.jpg

— Расскажите немного о себе: почему вы пошли работать именно на НПО «Искра», в чём заключалась ваша деятельность?

— Я учился здесь, в Перми, на физмате. В университете я был в числе более успешных учеников, и нам дали направление на НПО «Искра». Всего было примерно 7 физиков и еще несколько математиков. Тогда мы даже не знали, что там будет, нам сказали только, что на данном предприятии разрабатывают «какие-то вещи для обороны.

Подробнее нам обо всём рассказали уже на самой работе. На НПО «Искра» я поступил работать инженером, в проектное депо, где разрабатывал двигательные установки для ракет, счётчиков. Спустя некоторое время меня выбрали заместителем комитета комсомола предприятия.

После этого я перешёл в отдел измерений, нас в университете условно делили на теоретиков и экспериментаторов, в числе которых был и я. Отдел измерений занимался разработкой датчиков температур, давления, чтобы при испытаниях двигателей всё это проверять. Таким образом, работал я сначала инженером, потом начальником сектора, потом зам. начальника отдела, а в 1975 году меня пригласили в профком и предложили пойти на работу в лице комсомола. Я согласился и работал до 1981 года председателем профкома конструкторского отделения нашего предприятия, у нас был профсоюзный комитет, был обком профсоюзов предприятий обороны и промышленности. В 1981 году я переизбрался и перешёл в отдел испытаний. Там был назначен на должность заместителя начальника отдела по испытаниям наших двигателей в составе ракет. После этого 18 лет ездил по стране в места, где испытывались наши двигатели.

— Получается, вы почти всю Россию объездить успели?

— Можно и так сказать. Я побывал в разных городах, очень много посмотрел на все эти пушки, это было интересно, но в то же время очень ответственно, так как я был в комиссии, представлял наше предприятие. Мы принимали окончательные решения или обозначали то, что нужно исправить. В комиссии проработал до 1999 года, а когда уже вышел на пенсию, перешёл из отдела в центральную службу маркетинга. Была у нас такая служба на предприятии, где занимались рекламой. У меня всю жизнь было хобби: я занимался фотографией с малых лет, также писал стихотворения, и даже рисовал немного. Пришёл, взяли меня в отдел рекламы, где я работал до 2017 года, а в декабре закончил свою деятельность, мне 80 лет исполнилось и вот решил, что хватит. Сейчас на пенсии, но фотографией продолжаю заниматься.

— Это удивительно! Как вы сохранили любовь к своей профессии на протяжении всей жизни?

— Ну как же, это очень интересно было! Когда мы пришли туда, все были молодые, работали с энтузиазмом. Тогда ещё это было КПСС, там человек 20-30 работало, и возглавлял его М.Ю. Цирульников, легендарный конструктор артиллерийского вооружения, которое в 1955 году решили создавать по всему СССР. Во многих городах стали делать такие предприятия, чтобы они были не только в Москве и Ленинграде. И у нас вот организовали. В наше предприятие сначала направили много выпускников из Ленинградского университета, а в 1959 году пришли уже и из Пермского. Также были приглашены несколько групп специалистов из Москвы и Днепропетровска. Сейчас всё так изменилось, нужно делать много разных бумаг, ходить куда-то, а раньше было проще. Естественно, мы все стали хорошими друзьями, поэтому энтузиазм и дружба также помогли сохранить любовь к профессии.

— Говорят, вы были директором музея НПО «Искра»?

— Я не был директором, но организовывал несколько выставок. Мы начали демонстрировать корпуса изделий, и так появился небольшой музей. Я занимался его организацией, у меня в отделе были художники и они рисовали картины, эскизы, так постепенно музей и создавался, и я как куратор часто там был. Также нередко наш музей посещал Макаревич Юрий Леонидович, заслуженный конструктор, вице-президент Федерации космонавтики России. Раньше там еще проводили много экскурсий, и неоднократно к нам приезжали космонавты, разработчики и учёные. Юбилей нашего предприятия посещали и молодые работники ракетно-космической отрасли.

— Сложно ли организовать выставку для предприятия такого масштаба?

— Конечно, организовать выставку такого масштаба было нелегко. Все эти корпуса двигателей были тяжёлые, а помещение музея раньше был отделом автоматизации, почти подвал. Там всё освободили и дали разрешение на создание музея. Никакого подъемного механизма, крана на тот момент не было, пришлось всё это тащить вручную. Мы прорыли люк на улицу, там проложили рельсы, и вручную молодые ребята носили всю эту тяжесть.

— Вы же наверняка были свидетелем технической гонки между СССР и США. Что выделяет НПО «Искра» от других предприятий? Были ли какие-нибудь выдающиеся достижения?

— Например, вместе с Днепропетровским боевым ракетным комплексом был создан БЖРК. Ракета ставилась в таможенный вагон, причём требования были такие, что этот вагон сложно было определить. Дорожные пункты очень боялись таких поездов. По-моему, даже был фильм, где американцы пытались определить такой поезд, но никак не могли, потому что он выглядел как товарный. Он останавливался и нужно было порядка 10 минут, чтобы выпустить лапы из вагонов, где были ракеты. У вагона крышка открывалась, как у сундука, для этого специально разводили провода, поднималась ракета и проводился пуск. Конечно, противник засекал на спутнике, где ракета, но не успевал нанести ответный удар, потому что крышка вагона закрывалась и поезд шел дальше. Поэтому, когда зашел разговор о вооружении, американцы стремились уничтожить оружие такого типа, сюда даже приезжали сенаторы, один из которых был Обама, в музее сохранили фотографии их присутствия. И посредством дальнейших переговоров, такие поезда были уничтожены. Насколько я знаю, в последнее время шли разговоры о том, чтобы это оружие делать снова, но теперь без Украины. Сам макет делала Украина, а двигатель для неё делали мы и еще одно предприятие. Поэтому сейчас не знаю, может быть сейчас разрабатывают по-другому.

— Расскажите немного про свой орден «Знак Почёта»: за что выдаётся эта награда, как вы её получили?

— Орден нам выдавали за работу. Мы делали межконтинентальные ракеты – из континента в континент летали тогда самые мощные. Ну а моряки не очень любят это оружие. И раньше не любили, и сейчас, наверное, тоже. Они больше любят оружие тактическое, которое на более близкие расстояния. Это крылатые ракеты, которые на всех кораблях удобны. Однако крылатые ракеты мы не делали – их делала Москва, Московская организация. Но настало такое время, что их очень легко было вычислить, поймать и сбить. Надо было, чтобы они летали быстрее, чтобы у них манёвренность была быстрее, и для этого наше предприятие стало разрабатывать такие стартово-разгонные ступени (СРС), на которые ставились ракеты, и которые могли разогнать их до 2 махов, до 3 махов, до 5 махов. Были разработки, которые поднимались на 15 км вверх, потом ещё на 400 метров, и её теряли с радаров. Потом с 400 метров она падала где-то на 50 метров под воду и уже шла на цель. На глубине 50 метров её не могли поймать радары. Мы делали эти крылатые ракеты и заодно СРС. За разработку одной стартово-разгонной ступени я и был награждён этим орденом.

— Вы говорили, что вы пишите стихотворения. А как получилось, что вы открыли в себе способность к поэзии?

— Знаете, у меня отец профессиональный поэт, он один из тех, кто организовывал один из первых филиалов союза писателей в Советском союзе тогда ещё, в Перми. У него до сих пор хранятся кандидатская карточка, которую ему вручал сам Горький, и членский билет, который вручал Фадеев. А начал-то я писать, когда на юбилее своего отца надо было какое-то стихотворение написать, поздравление. От души и начал писать. Позже писал «датские стихи» – поздравления к определённым датам. Я ведь ещё охотой занимался. У нас дом охотничий был в д. Спицино. На открытие охоты ребятам за столом читал:

Это Спицино рай для охотников, мужиков, одичавших приют.
Здесь начальника встретишь, плотника, отдыхают, не курят, не пьют.
Солнце яркое за открытками отражается блеском в реке.
Изъясняются все на изысканном, на понятном вполне языке.
Здесь везучие, неудачники, вспоминают былое, пьют чай.
А вокруг уже властвуют дачники
Значит скоро, охота, прощай!

— Оригинальные стихи! В заключение хочется узнать, что бы вы посоветовали молодым специалистам, только заканчивающим вузы, вступающим во взрослую жизнь?

— А что пожелать? Всё очень просто. Самое главное – это быть самим собой и делать то, что ты знаешь и умеешь.

— Спасибо большое за интервью, Юрий Борисович, берегите себя!

Источник: «Перемена-Пермь» школьная газета